Однополчане

В самом конце 1942-го совершенно юный шофер Жора Закржевский вывел армейский Додж за ворота завода в Коломне. Тут наладили сборку машин из американских комплектов. Колонна из 20 доджей заехала в подмосковное Кусково, загрузилась боеприпасами и направилась в сторону Смоленска. Конечная точка маршрута Витебск. Точнее, не конечная, а начало фронтовой жизни однополчан новых доджей и водителей-новобранцев

Обычно буковкы WC расшифровывают как Weapons Carrier носитель орудия. Правда, в семейство военных доджей входили также версии с индексами VC и VF. Была и дополнительная непростая фирменная систематизация с знаками T и G. Вобщем, шифры шифрами, а орудие доджи вправду носили посреди огромного количества модификаций встречались варианты с пулеметами.

?Зимой этот салон можно было утеплить пристежными боковинами с целлулоидными окошками.

Истоки семейства в машинах первой половины 1930-х, когда компания Додж серьезно занялась полным приводом. А ближний предшественник нашего героя коммерческий грузовик VC1 Одна тыща девятьсот 30 девять года. В 1940-м на сборочный поток встало семейство WC, очень обычное по кузовам и крепкое так как под ними рама.
Грузоподъемность стандартного грузопассажирского варианта Семьсот 50 кг, за это у нас его и называли Додж-три четверти. Тяговитые шестицилиндровые движки объемом 3,34,0 л, мощностью Семь тыщ девятьсот девяносто девять л.с. (на большая часть машин ставили 92-сильный мотор), четырехступные коробки, подключаемый фронтальный мост, гидравлические рессоры и тормоза полностью современный для той поры автомобиль. Доджи этого семейства делали во огромном количестве модификаций от самого массового WC-51, грузопассажирского, с лавками в кузове (большая часть отправленных в СССР конкретно такие), до трехосных модификаций и командирских WC-56 (у нас конкретно он) и WC-57.

?Шофер действует 4-мя рычагами. Слева вправо: управление лебедкой, переключение передач, ручник и включение фронтального моста. Посреди устройств и вольтметр, и амперметр.

В период 2-ой мировой доджи поступали в армии США, Англии, неких других государств, также к нам по договору ленд-лиза. Часть машин собирали в Иране и своим ходом гнали в СССР, некие, как автомобиль Жору Закржевского, с которым довелось разговаривать, в Союзе. По современным понятиям их можно считать нашими, русскими.

В декабре 1942-го подмосковные дороги казались юным, необстрелянным водителям скатертью торжественного стола. Отыскать проселок в Подмосковье и сегодня нетрудно. Практически порожний Додж нещадно прыгает на неровностях, хотя я старательно сбрасываю ход и, где можно, объезжаю колдобины. А ведь водители Величавой Российскей хвалили южноамериканские машины в том числе и за плавность хода. И были правы! В сопоставлении с полуторкой и трехтонкой Додж c его гидроамортизаторами куда комфортнее.

?Посиживать на заднем диванчике достаточно много места.

Шофер не взмывает головой к брезентовому потолку к тому же так как накрепко зажат меж сидением и рулем. Ну а слева его держит запаска. Для резвой эвакуации из машины это, правда, помеха.
Для работы педалью газа правую ногу приходится невообразимо изгибать. В особенности мешает рычаг управления лебедкой. Кстати, этой машине она досталась не на заводе. Версия WC-56 командирский автомобиль без лебедки. Вточности такой же, но с лебедкой имел обозначение WC-57.

?Вещевой бардачок за фронтальным сидением припоминает почтовый ящик.

Вот так, говорил Жора Александрович, продуваемые всеми ветрами, в пилотках и башмаках с обмотками, новобранцы в декабре 1942-го гнали доджи к фронту. А позже на их же и вели войны: уводили машины от обстрелов и налетов, лавировали меж минами, ночкой нередко с выключенными фонарями. Мысли об этом не позволяют мне сетовать на неудобство посадки и прохладный вешний ветер, прогуливающий по тому, что только с большой толикой условности можно именовать салоном. Все-же люди и их машины нередко похожи. По последней мере, в отношении фронтовых водителей и мало грубого, но крепкого, неотказного, добросовестного ленд-лизовского Доджа это совсем справедливо.

Из рассказов фронтовых водителей запомнился шофер Виллиса, которому надоело биться с глубочайшей, накатанной колеей, он выскочил на поле и практически сходу подорвался на мине…

?Рядная шестерка мощностью Девяносто два л.с. очень солидный по меркам 1940-х движок.

В отличие от виллисовской, колея Доджа-WC очень близка к той, что имели российские и южноамериканские грузовики Величавой Российскей. А по проходимости, снова же по словам армейских водителей, это одна из наилучших машин (если не самая наилучшая) той войны. Большой дорожный просвет, шины с сильными грунтозацепами, полный привод позволяли преодолевать очень суровое бездорожье. Отсутствие понижающей передачи компенсировала 1-ая, на которой производитель разрешал ехать не резвее Девять миль в час (приблизительно Четырнадцать км/ч). На обычных дорогах машине без прицепа 1-ая передача не нужна совсем.

?Для сидячего справа сделали выдвижной столик.

Велик, естественно, соблазн испытать старенький Додж если не в экстремальных критериях, то в более суровых, ежели обыденные проселки и относительно ровненькое промерзшее поле. Не делаю этого из опасения и, главное, из почтения к машине. Она свое отвоевала!

Лебедкой этот автомобиль оборудовали не на заводе. Но на Додж WC-57 ее ставили серийно.

Понимаю водителей, которые ценили Додж за отменную динамику. Мотор в Девяносто два л.с. для машины полной массой около Три тыщи кг очень хорош и по меркам 1950-х, а в сопоставлении с нашими автомобилями времен войны разгоняется янки просто замечательно. Управлять коробкой без синхронизаторов для реального шофера не неувязка. Как и отчаянный вой коробки, мало стихающий только на прямой четвертой передаче. Главное, чтоб все исправно работало, а с каким звуком не принципиально! Тормоза на Додже тоже куда лучше, чем на российских грузовиках, полностью сравнимы с тормозами многих вседорожников 1950-х и даже начала 1960-х годов.

?Сзади закреплен набор инструмента на все случаи жизни.

Большая часть доджей в Красноватой армии, ну и в союзнических, были грузопассажирскими и несли обыденную фронтовую службу. А вот на таких командирских доджах временами ездили высочайшие полководцы, в том числе Эйзенхауэр, Паттон, Маршалл, Жуков.

И старшие офицеры, и тем паче водители длительно еще вспоминали доджи с теплотой и почтением.
Пенять на холод, тяжеленные педали, непокладистый рычаг переключения передач постыдно и впереди себя, и уж точно перед мальчишками, которые вели войны за рулем таких ну и иных машин Величавой Российскей.

Всё меньше остается тех, кто может поведать об этом на своем опыте. Машины ведь живут куда подольше людей. Но мы с Доджем попробовали хоть в самой малой степени осознать, как все это было. А главное поздравить тех, кто живой, помянуть павших и не доживших до еще одного Денька Победы

Редакция благодарит Вячеслава Елена и компанию Коллекционные авто за предоставленный автомобиль и Муниципальный военно-технический музей в Черноголовке за помощь в организации съемки.

Семейство Додж-WC выпускали с Одна тыща девятьсот 40 по Одна тыща девятьсот 40 5 год. Посреди модификаций грузовики с тентом и цельнометаллической кабиной, фургоны и универсалы, санитарные авто, версии с пулеметами, командирские машины. В конце войны выпускали также трехосные доджи WC-62 и WC-63 грузоподъемностью 1,5 т. Авто оснащали шестерками мощностью Семь тыщ девятьсот девяносто девять л.с., четырехступной коробкой, отключаемым фронтальным приводом. Всего выпустили около Двести шестьдесят тыщ автомобилей, из их, по различным оценкам, Две тыщи 20 5 тыщ выслали в СССР.

Редакция благодарит Вячеслава Елена и компанию Коллекционные авто за предоставленный автомобиль и Муниципальный военно-технический музей в Черноголовке за помощь в организации съемки.