Как мы выехали на трассу, Роман Русинов показал мне кулак

Что идеальнее всего пробуждает с утра?! Кофе либо крепкий чай? Нет. Предложение проехаться за рулем гоночного макета.

Никогда не пробовали? Я тоже. До сего времени. Когда-то начинать все таки необходимо.

В моем случае предложение касалось Ligier js53 Evo2 – макета, который G-Drive Racing привезла в Россию, решив использовать его для разных промо- и маркетинговых нужд.

Ligier JS53 – младший брат Ligier JS P2, на котором в текущее время выступает Роман Русинов в чемпионате мира по гонкам на выносливость (WEC). То же шасси, но другой движок: тут установлен двухлитровый мотор Honda мощностью Двести 50 5 л.с., укомплектованный шестиступной коробкой Sadev.

Но не думайте, что это шоу-кар, у этого макета достаточно обеспеченный послужной перечень. Он выступал во французском чемпионате на выносливость, чемпионате Германии, побеждал в Speed Euroseries и итальянском чемпионате спортпрототипов.

Его 1-ая акция в Рф пришлась на выступление в Russian Endurance Challenge на Moscow Raceway. Потом его увезли в Сочи для съемок второго сезона шоу «Гонщики». Роман Русинов катал на нем тех, кто находился на съемочной площадке. Кого-либо – всего только круг, а кому-то везло и на 10. Избранным счастливцам удавалось сесть за руль самим. Я лицезрела лица тех, кто ворачивался на пит-лейн и вылезал из кокпита. Сказать, что они сияли счастьем – означает, не сказать ничего.

Чудо-механики умудрились запихнуть в эту крошечную кабину сходу два ковша

Поначалу я желала отрешиться, потому что решила, что меня повезут кататься пассажиром, а я в этом ужасная трусиха. Но мне в один момент дали шлем, башмаки и перчатки и повелели залезать в кокпит. Чудо-механики умудрились запихнуть в эту крошечную кабину сходу два ковша. Они стояли впритирку друг к другу, но два человека при всем этом ощущали себя довольно свободно, как это может быть в гоночном кресле.

При всем этом Роман Русинов, который выступал в роли инструктора, меня сходу предупредил, что у него есть дополнительный набор педалей (сцепления и тормоза), а акселератор только у меня. Равно как и руль. Вобщем, два руля это очевидно перебор!

Если честно, я так ошалела от способности сесть за руль макета, что наиблежайшие пару минут, мне кажется, не соображала вообщем ничего. Роман отдал мне короткие аннотации по языку жестов, который он собирался использовать во время движения для общения со мной, и растолковал, что мне делать далее.

Различия в управлении никакой нет: три педали – сцепление, газ, тормоз. Под рулем – лепестки передач. Все как в обыкновенном автомобиле. Сцепление мне было велено не трогать, тормоз выжимать не глубоко, менее полутора атмосфер (это мы даже потренировались, чтоб осознать уровень усилия), руль крутить не очень. Ну здесь-то вроде все очень просто.

Не успела я и опамятоваться, как была дана команда к старту, и я надавила на педаль акселератора. Я боялась не высчитать усилие и приложить красивый Ligier в пит-уолл. Было бы жалко так опорочиться. Ну хоть не заглохла.

Как мы выехали на трассу, Роман показал мне кулак

Макет оказался на уникальность податливым. Как мы выехали на трассу, Роман показал мне кулак. Нет, кулак совсем не значил, что он собирается меня за что-то поколотить: конкретно этим жестом обозначалась команда «наддать газу».

На данный момент мне трудно разъяснить, что все-таки такое со мной происходило в тот момент. Вроде как затмение. Я не застенчивого 10-ка, ну и какой-никакой опыт на гоночных трассах у меня имеется, правда не на макетах. Но 1-ый круг по Сочи Автодрому на «джидрайвовском» Ligier мне дался тяжело и – так, что позже я уже сообразила, что заместо тормоза упрямо нажимала педаль сцепления. А позже удивлялась, почему он не тормозит? Приходилось отрабатывать лепестками. Естественно, здесь уже было не до линии движения и не до точек входа – спасибо автомобилю, что он был готов простить мне фактически все вероятные ошибки.

К началу второго круга у меня в голове начало проясняться и меня отпустило. Нога в конце концов попала на тормоз, и я нашла, что машина отлично тормозит. Отныне жизнь наладилась. 2-ой круг по ощущениям пошел намного лучше – хотя я и не стала интересоваться воззрением на этот счет у Романа. Чтобы не расстраиваться. Могу сказать только одно: на прямой старт-финиш мой вялый разгон его заморил, и он уже сам надавил газ в пол. Собственной ногой по моей ноге.

Ускорение было такое, что на мгновение у меня даже потемнело в очах. И вкупе с тем же некий мистический экстаз заполнил все тело. И отпустил, оставив уже незапятнанный мозг. Известную сочинскую дугу я уже проходила с точным осознанием, на что способна эта машина. Я вспомнила и про линию движения, и про точки торможения, и про точки входа.

Только 2-ой круг очень стремительно завершился, и Роман дал мне команду сворачивать на пит. И произнес, что я верно рулила. Видимо, это приблизительно то же, как когда девице молвят, что у нее прекрасные глаза. Но мне все равно.

Мое существование сейчас строго разделилось на до и после Ligier. В тот денек я ехала в аэропорт – и не могла мыслить ни о чем, не считая собственного опыта. Я загрузилась в самолет, где рассчитывала сесть за работу, но заместо этого нескончаемо проезжала те два круга на Ligier по Сочи Автодрому…

Мария Мельникова специально для AUTOSPORT.com.ru