Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью AUTOSPORT.com.ru с управляющим команды GP2 и GP3 Campos Филиппом Гаутероном.

Французский спец поведал, как сам попал в гонки и что нужно для того, чтоб стать гоночным инженером, каковы отличия в работе с русскими пилотами и гонщиками из других государств, также о значимости картинга в развитии молодых гонщиков и о необходимости набора опыта в младших сериях перед переходом в Формулу 1.

Вы были гоночным инженером и тренером многих русских гонщиков – есть ли какие-то отличия в работе с россиянами от сотрудничества со спортсменами из других государств?

Началась моя работа с россиянами с Виталия Петрова – не скажу, что сначала это было просто, но позже всё наладилось. После него меня стали отыскивать другие гонщики из Рф. Так и вышло, что мне удалось поработать со многими русскими пилотами. Думаю, принципной различия в работе с россиянами и представителями других государств нет.

Что вы сможете сказать о Константине Терещенко, с которым работаете на данный момент?

В прошедшем году он дебютировал в Формуле Три и в собственный 2-ой сезон показал значимый прогресс. Он очень брутальный пилот, он просто достигает максимума на резвом круге – это не плохая черта для гонщика. Константин отлично приспосабливается в команде, стремительно находит общий язык со всеми. Полагаю, от него можно ожидать сюрпризов!

Что необходимо для того, чтоб стать гоночным инженером?

Естественно, у вас должно быть техническое образование, лучше инженерное. Свою карьеру строить нужно с младших серий, позже шаг за шагом ты набираешься опыта, движешься по карьерной лестнице ввысь в более серьёзные чемпионаты. На топ-уровне уже чуть ли не больше техники принципиальна психология, чтоб можно было отлично выстраивать взаимодействие с пилотом. Если в Формуле Один неплохой гоночный инженер – это сначала «технарь», то в молодёжных сериях нужно быть техническим спецом и психологом приблизительно поровну.

Причём неплохим психологом ты должен быть не только лишь с юным гонщиком, да и со взрослым пилотом. Когда работаешь с молодыми подопечными, они могут не всегда отлично разбираться в технике, в пилотаже. Ну и плюс у их свои особенности в силу возраста – нужно уметь отыскивать к ним подход, позже гонщик растёт и как человек, и как пилот, что просит конфигурации в отношениях с ним. Это очень сложный процесс, но если всё удалось – работа будет действенной.

Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Виталий Петров

Как началась ваша карьера в гонках?

Тогда я обучался в институте, и одна французская команда находила инженера – я заявил о для себя и меня взяли, так как моё познание германского языка было преимуществом, ведь нужно было разговаривать с германским спецом по движкам. Сначала я работал на энтузиазме в свои летние каникулы, на выходных, но потом втянулся, и гонки стали моим главным занятием.

Молвят, вы не только лишь гоночный инженер, да и спортивный тренер…

В общем-то так и есть. Всё началось с Виталия Петрова, с которым мы работали не только лишь на трассе, да и за её пределами – физическая подготовка, психическая. Такое всестороннее сотрудничество пилота и тренера оказалось очень действенным, потому скоро я начал также работать и с другими гонщиками.

Для каждой гоночной категории у вас отдельные программки подготовки?

Суровая разница есть в младших сериях, но вот в работе с гонщиками Формулы 1, GP2 и GP3 различия уже не настолько не мало. В GP3 у пилотов еще больше способностей для развития, а после перехода в GP2 и тем паче в Формулу Один времени на взаимодействие с тренером становится меньше, потому принципиально достигнуть максимума конкретно в тот период, когда карьера еще на старте. Если гонщик считает, что в GP3 нет смысла чему-то обучаться и он всё наверстает в Формуле 1, он очень ошибается.

Каковой на ваш взор лучший формат развития карьеры юного пилота?

Для обучения и получения базисных способностей начинать нужно с картинга, а оттуда лет в Пятнадцать перебегать в Формулу 4. Последующий шаг – или Формула Рено 2.0, или Формула 3. Поверьте, наш опыт гласит, что это безупречная школа. Потом есть смысл испытать себя в GP3, а далее уже идти в GP2 и пробовать пробиться в Формулу 1. Очень серьёзным вызовом для гонщика будет переход из Формулы Три сразу в GP2.

Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Топ-10 пилотов GP2 и GP3 сезона-2015

Но Виталий Петров, с которым вы работали, не выступал в картинге. Это было неувязкой?

Нет, отсутствие картингового опыта не стало серьёзной преградой, просто ему пришлось в формульных гонках учить то, что другие гонщики познавали на картах. Но у нас была широкая тестовая программка перед дебютом в GP2 – мы провели с Петровым 20 5 тестовых дней, чтоб узнать базы. Отсутствие опыта в картинге – не неувязка, если у гонщика довольно усердия, чтоб нагнать упущенное. Как показал опыт Виталия, он отлично совладал с этой задачей.

Даже в наши деньки полностью можно быть удачным формульным гонщиком, не выступая в картинге, но для этого нужно, чтоб пилот начал, во-1-х, довольно рано гоняться, в любых гонках. С 15-17 лет пробиться в Формулу Один можно, но если начать карьеру в 21-23, это будет сделать намного труднее, хотя нельзя сказать, что нереально. Во-2-х, гонщик должен быть приготовленным на физическом уровне и психологически, а познание техники будет дополнительным преимуществом.

Могут ли девицы пробиться в гонки топ-уровня?

Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Бейтске Виссер

Не думаю, что у женщин есть какие-то препятствия, чтоб оказаться в топ-сериях! Очень резва Бейтске Виссер, выступающая в Формуле Рено 3.5. На данный момент в картинге отлично себя проявляет очень профессиональная испанская гонщица, которая готовится к переходу в формульные гонки. Надеюсь и верю, что совершенно скоро девицы в гонках станут обычной картиной.

Многие стараются миновать стадию GP2 и оказаться в Формуле Один впрямую – как это по-вашему, правильно?

Мне кажется, что это очень неразумно. GP2 является хорошей школой Формулы 1, в какой пилоты обучаются принципиальным вещам, более серьёзная из которых – работа с шинами. Резина очень похожа на ту, что употребляется в чемпионате мира. Сейчас нет способности нескончаемо работать на тестах, так что перепрыгнуть из Формулы Три в Формулу Один могут разве что исключительные таланты вроде Макса Ферстаппена. Я рекомендую идти по нарастающей – GP3, GP2 и Формула 1. При всем этом в GP2 нужно провести минимум два года, чтоб достигнуть каких-либо результатов.

А что вы думаете насчёт перехода Макса Ферстаппена из Формулы Три впрямую в Формулу 1?

Макс Ферстаппен – вправду очень и очень неплох! Я был гоночным инженером его отца в Одна тыща девятьсот девяносто три году в германской Формуле 3. Для Йоса тот сезон был первым в формульных сериях после картинга, но я сходу сообразил, что он большой талант. Макс очень похож в этом на собственного отца.

На данный момент с Ферстаппеном-младшим работает прошлый инженер моей команды. Было бы весело, если б я оказался на данный момент тренером в Toro Rosso! Не могу сказать, что мы нередко видимся, но с семьёй Ферстаппенов у меня хорошие дела. Когда мы встречаемся с Йосом, то отлично проводим время – мы вкупе побеждали, у нас хорошие мемуары о нашей совместной работе.

Есть мировоззрение, что автомобиль Формулы Три более сложен для пилота, чем машина Формулы Один – это так?

Филипп Гаутерон: Мне удалось поработать со многими русскими пилотами

Европейская Ф3

Да, вправду, управление машиной Формулы Три с физической точки зрения более тяжёлое, чем пилотаж Формулы 1, оснащённой усилителем руля. Не считая того, в Формуле Один есть усилитель тормозов, а в младших сериях всё приходится делать за счёт силы ног, что просит особенной тренировки. Но нельзя сказать, что трассы с огромным количеством серьёзных торможений предъявляют особенные требования к подготовке гонщика – нет, быстрее, нужно раздельно готовиться к уик-эндам, проходящим в горячих критериях и при завышенной влажности вроде Малайзии либо Сингапура.

Если гласить о Формуле Рено 3.5 и GP2 – какой из чемпионатов больше подойдёт для подготовки к Формуле 1?

GP2. Хотя бы из-за похожих покрышек. Pirelli еще труднее для осознания пилотами и командами, чем резина Michelin – это отлично готовит к переходу в Формулу 1. Исходя из убеждений техники… У машин ФR3.5 больше прижимающей силы, лучше тормоза, они более размеренны в управлении – в GP2 гонщикам приходится активнее работать рулём, больше биться с автомобилем. На мой взор, такая школа лучше готовит к чемпионату мира. Но при всем этом техника ФR3.5 мне тоже очень нравится – это хорошие машины!

Что вы думаете насчёт планируемого перехода на 18-дюймовые покрышки?

Судя по воззрению пилотов, тестировавших эту резину, может получиться очень любопытно. Низкопрофильные шины смотрятся лучше, но особенной различия с имеющимися колёсами гонщики не ощутили.

Были ли у вас предложения перейти на работу в Формулу 1?

Пару лет вспять такие предложения поступали, но я ответил отказом, так как очень люблю свою работу с юными пилотами.